katerinabil

Category:

«Тридцатилетие» в потерянном Берлине

Режиссерский дебют болгарской актрисы Симоны Костовой «Тридцать» — это очень лаконичный фильм-исследование о кризисе тех, кто шагнул за страшную своей неопределенностью черту под названием «30 лет».  

Задумывались ли вы, что все 29 лет наша жизнь похожа на гонку с препятствиями, а потом вдруг резко начинается «дрейфующая зона»? Тридцатилетие в современном мире по всем подсчетам символизирует некий рубеж, когда ты должен преобразиться во что-то большее, стать профессионалом, большой личностью, преодолеть себя. 

Но что будет, если этого не сделать? Отложить чопорное и важное на потом, позволяя себе чуть дольше просто плыть по течению и жить: откладывать на завтра написание большого романа, в пьяном порыве признаваться в любви и срывать маски, даже если очень хочется держать себя в руках, быть рассудительным и взрослым. 

«Тридцать» — это именно тот фильм, где формой и процессом наслаждаешься больше, чем самим содержанием. 

Фильм начинается с долгой сцены пробуждения героя. Ему исполняется 30 лет. По-тарковски тягучая сцена, где практически никто не дышит — ни герой, ни зритель. Затем тихий разговор, похожий на бормотание, и медленное брожение из угла в угол по скулящему паркету темной комнаты. Начало фильма задает определенное настроение: из каждого угла практически любого кадра на зрителей наваливается пустота, которая заставляет задумываться о своем, пока герои продолжают свои незамысловатые движения. 

Весь день и всю ночь шестеро молодых берлинцев находятся под зорким взглядом оператора (фигура которого иногда прорывается черед камеру, передавая сцене определенное настроение), гуляют по барам, выясняют отношения, бегают по ночному городу и пытаются создать иллюзию здорового веселья. 

Напомнил мне времена, когда я фотографировала студентов-театралов. Их мир резко контрастировал с привычной нам реальностью. Они постоянно играли в свои собственные игры, прямо как герои фильма «Тридцать». У них был свой мир, который был одновременно очень открытым и наглухо заколоченным для простых «смертных». 

Если искать похожие психологические сюжеты, то в романе Жана Кокто «Ужасные дети» многое перекликается с фильмом «Тридцать».

Самое удивительное, что это качественное и независимое кино со множеством локаций было снято чуть меньше, чем за 400 тысяч рублей. У нас за миллиарды не могут отснять дубль без какого-нибудь кинооборудования в кадре, а здесь при минимальном бюджете автору удалось собрать талантливых людей, чтобы рассказать красивую и глубокую историю. 

«Делать кино за 5000 евро — это постоянный стресс и страдания».
Симона Костова

Подводя итог (у каждого, разумеется, он будет свой), можно описать фильм символичной и актуальной фразой: «Цели нет, есть только путь». Иногда идти по этому пути приятно, иногда оскорбительно и больно. Но путь есть всегда, главное — не сдаваться и развязывать очередной бант на подарке в ожидании чуда.

Оценка: для авторского и независимого кинематографа — это 9/10. 

Фильм хорошо снят, в нем чувствуется стиль, ритм, в нем скрыто множество смыслов, и каждый зритель волен интерпретировать эту динамичную картину по-своему. Такой формат ожидаешь увидеть на фестивалях и по таким фильмам учишься понимать настоящее кино. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic